Реклама на сайте:
ВАША РЕКЛАМА
ВАША РЕКЛАМА
  • Бурение в Контакте



  • Рекламный блок

    ВАША РЕКЛАМА
  • Конвертер валют

  • Мир бурения, нас посетили из:

    Flag Counter
  • Из нефтепровода воровали по 30 тонн нефти в сутки

    Пока одни жалуются на нефтяные компании и государство из-за высоких цен на топливо, другие ищут способ подзаработать. По оценкам экспертов, с увеличением цен на топливо динамика краж нефти вновь приобрела тенденцию к росту. Так, в Приангарье правоохранительные органы ликвидировали ещё одну нелегальную врезку в нефтепровод, через которую злоумышленники поставляли украденную нефть на свой мини-завод.
    Воровали по-крупному

    В минувшее воскресенье оперативники УФСБ и ГУ МВД по Иркутской области обнаружили возле города нефтехимиков замаскированную врезку на участке магистрального нефтепровода «Красноярск – Иркутск», который находится в ведомстве ОАО «Востокнефтепровод». От врезки был проложен подземный трубопровод общей протяжённостью более трёх километров. Труба «чёрных» нефтяников была хорошо замаскирована, и при её прокладке использовались дорогостоящие технологии (установка ГНБ).

    «Ежегодное сокращение числа выявляемых врезок, на первый взгляд, успокаивает, – сообщили «Сибирскому энергетику» в пресс-службе УФСБ по Иркутской области. – Однако сейчас мы столкнулись с более изощрённым способом хищения нефти. Для прокладки нелегальных трубопроводов использовалась уникальная зарубежная техника, которая стоит несколько миллионов рублей».

    Это установка горизонтально на-правленного бурения. За несколько часов она способна пробурить и протянуть многокилометровые воровские трубопроводы на глубине до 10 метров. На такой глубине практически невозможно обнаружить трубу. В данном случае она проходила под несколькими дорогами, предприятиями, лесополосой. «За рубежом таким способом прокладывают подземные коммуникации, минуя вскрытие грунта», – отметили в пресс-службе ГУ МВД по Иркутской области.

    Конечный пункт перекачки нефти установлен совместно с сотрудниками двух силовых ведомств, также участвовали представители Прибайкальского Ростехнадзора и ОАО «Востокнефтепровод», которые обеспечивали безопасность магистральной системы.

    Конечным пунктом трубопровода оказалась промбаза, принадлежащая ООО «Ангарская нефтяная компания» (от названия одного из крупнейших нефтеперегонных заводов страны – ОАО «Ангарская нефтехимическая компания» – его отличает лишь одна буква в обозначении организационно правовой формы предприятия). На территории базы размещался подпольный мини-завод, так называемый «самовар», способный, по мнению экспертов, перерабатывать до 30 тонн нефти в сутки. В специально оборудованных резервуарах, установленных на территории базы, находилось около 1000 тонн сырой нефти и полученных от её переработки нефтепродуктов.

    Как отметили в пресс-службе, бензин, производимый из нефти, поставлялся на автозаправочные станции региона. В каком количестве и какого качества был этот бензин, ещё предстоит выяснить следствию. А пока образцы горюче-смазочных материалов изъяты и направлены в специальную лабораторию для проведения исследования. В ближайшее время установка будет демонтирована.

    Главным следственным управлением при ГУ МВД России по Иркутской области возбуждено уголовное дело по факту хищения углеводородного сырья в особо крупных размерах (по ч. 3 ст. 30, п. «б», ч. 3 ст. 158 УК РФ).

    Сейчас проводится комплекс следственно-оперативных мероприятий по установлению всех лиц, причастных к данному преступлению.
    Теневой бизнес на поток

    Теневой бизнес на рынке нефте-продуктов в Иркутской области, как и легальный, представляет собой многоуровневую систему. Тут есть свои нефтедобытчики, они выкачивают «чёрное золото» не из земли, а из чужой трубы. Есть переработчики нефти, владеющие нелицензированными мини-НПЗ. Есть сбытовики, на заправке которых можно залить в бак топливо тёмного происхождения, и мелкая розница. Картину дополняют покупатели – водители грузовых автомобилей, сельскохозяйственные компании, а также владельцы отечественного автотранспорта.

    От воровства нефти больше остальных страдает ОАО «Востокнефтепровод» (предприятие АК «Транснефть»). В управлении компании находятся магистральные нефтепроводы «Красноярск – Иркутск», «Омск – Иркутск», расположенные на территории Иркутской области. «Востокнефтепровод» несёт убытки от незаконных врезок, поскольку нефтяники за транспорт сырья расплачиваются на конечном пункте – «по выходу из трубы».

    В прошлом году было совершено 84 преступных посягательства на имущество компании. Из них 77 связаны с кражей нефти, остальные – с хищением труб, кровель и другого имущества. По фактам кражи углеводородов было возбуждено 69 уголовных дел. Однако ни по одному из них совершившие преступления не понесли реального наказания – лишения свободы. С начала 2011 года было выявлено восемь незаконных врезок в трубопровод, по ним дела не дошли до судов.

    У «Востокнефтепровода» свои счёты с нелегалами, работающими на нефтяном рынке. Сырьё, которое через врезки в трубу воруют преступники, иногда удаётся вернуть предприятию. Однако количество возвращённой продукции – это лишь десятая часть того, что теряет «Востокнефтепровод», утверждают в компании.

    Как отметил начальник службы безопасности при Иркутском районном нефтепроводном управлении ОАО «Востокнефтепровод» Валерий Павленко, на кражах нефтепродуктов специализируются около десятка устойчивых организованных преступных групп (ОПГ). Остаётся задать вопрос: почему сотрудники милиции не заинтересованы в раскрываемости таких преступлений?

    Однако, по мнению источника в правоохранительных органах, в настоящее время в Иркутской области действуют четыре организованные преступные группы, специализирующиеся исключительно на кражах нефти, её переработке и сбыте. «Раскрывать такие преступления сложно. Как только мы перекрываем очередной канал, воришки исчезают или «залегают на дно», – утверждает источник.

    Глава «Иркутскнефтепродукта» Сергей Козлов предложил свой метод борьбы с мелкооптовым перемещением нелегального топлива. По его словам, учитывая напряжённую ситуацию, ГИБДД в Иркутской области должна проверять каждый бензовоз. При этом вся информация, которую можно получить из сопровождающих документов, должна направляться в единую базу данных. «Это сильно ударит по нелегальному бизнесу», – считает Сергей Козлов.

    Кроме того, по его мнению, ещё один метод борьбы с нелегальным бизнесом – экспертиза нефтепродуктов. «Топливо с искусственно доведённым до необходимого уровня октановым числом значительно отличается по составу и качеству от выработанного на АНХК. Рынок нелегального топлива создаёт значительные трудности для окупаемости наших инвестиционных затрат», – заявил он. Как считает Козлов, сегодня у государства есть структуры, которые могли бы этим заниматься, – Ростехнадзор, Роспотребнадзор. «Мы относим себя к добросовестным налого-

    плательщикам и рассчитываем на то, что государство будет защищать наши интересы», – сказал глава «Иркутскнефтепродукта».
    Преступный конгломерат

    «Суть проблемы в том, что в определённый период времени в регионе сложился целый конгломерат из ОПГ, в которые входят сотрудники нефтяных компаний, отдельные лица, работавшие ранее в правоохранительных органах, – сообщили в пресс-службе ФСБ по Иркутской области. – Решить эту проблему можно только комплексными мерами в тесном взаимодействии силовых структур. Такая работа ведётся на протяжении нескольких лет. Уже сейчас можно констатировать, что результатом этих совместных усилий стало то, что активность ОПГ, занимающихся хищением нефтепродуктов и их нелегальной переработкой, удалось существенно снизить».

    В 2009 году по материалам ФСБ было возбуждено уголовное дело по ст.158, ч. 4, пп. «а», «б» УК России в отношении шестнадцати человек, которые, по версии следствия, представляли собой ОПГ, на протяжении нескольких лет активно занимавшуюся хищениями и незаконной переработкой нефтепродуктов в особо крупных размерах. Это несомненная удача силовиков. 6 июня 2011 года это уголовное дело передано в Ангарский городской суд. В настоящее время ведутся слушания.

    По мнению сотрудников ФСБ, одной из существенных проблем, с которой сталкиваются правоохранительные органы при раскрытии таких преступлений, является отсутствие достаточного опыта следственных органов в расследовании данного типа преступлений. Только сейчас разрабатываются соответствующие методики их эффективного расследования.
    Нужна лицензия

    Для того чтобы легально заниматься хранением, переработкой и транспортировкой горючих веществ, способных к самовозгоранию, по закону необходимо иметь лицензию Ростехнадзора. Всего на территории региона функционируют четыре завода – в Ангарске и Ангарском районе, Усолье-Сибирском и Киренске, – действующие в рамках правового поля. Предприятия получили соответствующую лицензию в Ростехнадзоре. «Все они работают с лицензиями, и мы периодически их проверяем. В последний раз такая проверка проводилась в прошлом году, – сообщил «Сибирскому энергетику» заместитель руководителя Прибайкальского управления Ростехнадзора Владимир Прокопьев. – А все остальные заводы нелегальные, и если у них нет специального разрешения, то, соответственно, они не соблюдают технологию. В итоге о качестве продукции, которую они производят, остаётся только догадываться». Как правило, тот же некачественный бензин охотно берут на реализацию небольшие АЗС. «Серые» ГСМ реализуют бензовозы, которые прямо на дорогах заправляют транспорт.

    Всего с начала года в регионе сотрудники правоохранительных органов «прикрыли» четыре нелегальных нефтеперерабатывающих завода. Кроме того, участились случаи незаконных врезок в нефтепровод, которые приносят колоссальный ущерб экологии и миллионные убытки предприятиям.
    Правовая дыра

    Отдельного состава преступления, под которое можно было бы подвести хищение нефти, в Уголовном кодексе РФ нет. Поэтому подобные преступления расследуются по ст. 158 УК «Кража», ч. 3, п. «б», предусматривающей наказание штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового. Собеседники издания отмечают: если эту «правовую дыру» не заткнуть путём увеличения суммы штрафа и срока наказания, теневой бизнес на рынке нефтепродуктов никогда не исчезнет.

  • Бурение в Фейсбук



  • Ваша реклама

    ВАША РЕКЛАМА
ВАША РЕКЛАМА
Яндекс.Метрика